pamela_7 (pamela_7) wrote,
pamela_7
pamela_7

Аудиоинтервью с Рустамом Даудовым из Норвегии

Оригинал взят у parzillum в Аудиоинтервью с Рустамом Даудовым из Норвегии

Подробно о событиях на острове Утёйа


http://www.rusnovosti.ru/programms/prog/61884/159393/


Аудиоверсия обрезана в конце, в текстовой версии есть концовка весьма на колкую тему.


Очень порадовало. Ведь этим ребятам всего 16-17 лет, тоесть они родились в 1994-1995 годах, в самом начале войны, вокруг них с рождения не было ничего из элементов мирной жизни, с малых лет видели кровь. Но не смотря на это, родителям удалось их достойно воспитать, привить ценные качества и не растерять их даже вдали от родной земли.


15.08.2011 | 17:00

Чеченского подростка, спасавшего людей от Брейвика, мучают кошмары
В этом 16-летний Рустам Даудов признался в интервью «Русской службе новостей». Юноша вместе со своим другом 17-летним Мовсаром Джамаевым спас 23 человек во время бойни, которую на острове близ Осло устроил Андерс Брейвик. Чеченские подростки забросали убийцу камнями, сумели от него убежать, а потом и помочь десяткам людей укрыться в пещере горы.

«Мы думали, что, если мы кинем камни, мы его сможем ликвидировать, он умрёт или что-то случится. Но ничего не случилось, он только на нас наорал: “Чёрные дети!”. Не знаю, промахнулся я или попал. Я просто кинул камень. Но я знаю, что из нас троих кто-то точно попал, потому что он крикнул сильно», – рассказал Р.Даудов.

После атаки на Брейвика тинейджеры убежали и спрятались в пещере в скале. Туда же они звали других подростков. Нескольких вытащили из воды. «Мовсар три раза нырял и звал в эту пещеру. Кто не мог плыть, он им помогал, – сказал Рустам. – Мы их руками растирали, чтобы согреть. Вода была очень холодной».

По словам собеседника РСН, помощи пришлось ждать долго. «Уже стемнело. Пришёл первый катер, там были только женщины в жилетах. Было понятно, что они спасатели. Но нас не забрали, потому что не хватило мест. Ждали второго, – сообщил Р.Даудов. – На втором катере был один мужчина, он не выглядел ни как полицейский, ни как военный. Видимо, турист, который решил помочь детям. Мы договорились, как в случае чего на него набросимся. Мы не доверяли».

Когда о геройском поступке чеченских юношей написала норвежская пресса, многие усомнились, что всё это было на самом деле. «Многие считают нас героями, а многие считают, что это неправда», – посетовал Рустам.

Он уточнил, что со своей семьёй переехал в Норвегию в 2003 году: «Мне было 8-9 лет в то время. Уехали из-за войны в Чечне».

Напомним, Андерс Брейвик совершил двойной теракт 22 июля. От взрыва в центре Осло погибли семь человек и более 20 получили ранения; на острове Утойя Брейвик застрелил 69 человек.


Полную версию интервью читайте на сайте «Русской службы новостей».
***************************************************************************************

В студии: Екатерина Родина, Юрий Будкин, Владимир Карпов, Наталья Минаева, Рустам Каримов, Игорь Измайлов, Сергей Королев, Оксана Гречанюк, Наталья Гончарова, Алексей Гудошников, Илья Федоровцев, Евгения Волгина, Светлана Андреевская
Слушать здесь
15.08.2011 | 17:03 Все выпуски »
Тема: Подростки из Чечни пытались обезвредить террориста Брейвика на острове Утойя, закидав его камнями.
Цитата: "Я думаю: «Черт, что теперь делать?». Мовсар и я решили, что нужно взять камни. Мовсар показал нам дорогу. Пока Брейвик стрелял в других, мы быстро сзади него смогли пробежать".
Комментарии по телефону: Рустам Даудов
В студии: Екатерина Родина, Юрий Будкин, Алексей Гудошников
Слушать Скачать (21.36мб) Версия для печати

Чеченского подростка, спасавшего людей от Брейвика, мучают кошмары


А. ГУДОШНИКОВ: Вам 16 лет, Рустам?

Р. ДАУДОВ: Да, мне 16 лет.

А. ГУДОШНИКОВ: Начнем по порядку. Когда вы приехали на этот остров, где был расстрел и Брейвик?

Р. ДАУДОВ: Мы приехали 19 июля.

А. ГУДОШНИКОВ: То есть вы на тот момент были 3 дня?

Р. ДАУДОВ: Да, это был предпоследний день, когда это случилось.

А. ГУДОШНИКОВ: То есть оставался один день до конца лагеря? Как раз Брейвик там появился?

Р. ДАУДОВ: Да.

А. ГУДОШНИКОВ: Чем вы до этого занимались? Как была устроена жизнь лагеря? Что-то предвещало беду?

Р. ДАУДОВ: Там было так мирно! Мы никогда не думали, что что-то такое там может случиться. Мы в футбол в тот день играли в 10 часов. Я весь день спал. Можно сказать, что я успел на последний обед. Когда я пошел кушать, я встретил Мовсара, Ханзаса, Нуради. Мы все, 4 чеченца, были вместе. Еще 2 чеченца были в лагере - Анзур и Имран.

А. ГУДОШНИКОВ: В СМИ пишут только о 2. Мовсар и вы.

Р. ДАУДОВ: Да, потому что Ханзас, когда первая стрельба началась… Мы не думали даже, что это стреляют. Мы думали, что это ракета или что-то такое. Мы не могли подумать, что это настоящие пули. Думали, что это шутят.

А. ГУДОШНИКОВ: Где вы были в тот момент?

Р. ДАУДОВ: Я как раз с Мовсаром и Ханзасов, с Нуради стоял на обед. У нас очередь там была, как в летних лагерях бывает. Мы стояли на улице в тот момент. Многие мои друзья сидели и кушали, ждали нас, чтобы мы туда зашли с ними за компанию. Пока мы там стояли, приблизился типа военный мужик. Я думал, что военный был. Он пробежал мимо нас. За ним много детей бегут. МЫ думали, что все бегут?

А. ГУДОШНИКОВ: Получается, что вы стоите перед столовой? Из столовой начали выбегать люди?

Р. ДАУДОВ: Нет, он сзади побежал нас, против столовой, а за ним много детей.

А. ГУДОШНИКОВ: Кто это был?

Р. ДАУДОВ: Это был военный. Мы за ним тоже побежали, за этим мужиком.

А. ГУДОШНИКОВ: Вам было интересно. Вы не поняли, что происходит, вы просто побежали за всеми.

Р. ДАУДОВ: Да, а Ханзас с ними дальше побежал. А Мовсар остановил этого мужика. Он хотел узнать, что происходит. Мужик сказал, что кто-то стреляет.

А. ГУДОШНИКОВ: Выстрелов в этот момент вы не слышите. Вы только знаете, что кто-то где-то стреляет.

Р. ДАУДОВ: Да. Мы думали, что это шутка, чтобы специально детей испугать. Может, проверка. Потому что мы слышали, что было в Осло.

А. ГУДОШНИКОВ: А до этого кто-то пытался так шутить, чтобы вас проверить? Какие-то псевдочрезвычайные ситуации устраивали в этом лагере?

Р. ДАУДОВ: Нет.

А. ГУДОШНИКОВ: Что дальше было?

Р. ДАУДОВ: Мы пошли назад, мы думали, что это шутка, что это не может быть правдой, потому что мы живем в Норвегии. В Норвегии такого не может произойти. И там уже ни одного человека нет. Все убежали, а мы трое вернулись. Еще сидели люди в этой контине и ели. Они тоже понятия не имели, что происходит. В 20 метрах от меня женщина была. Вижу, что мужик стоит, а женщина падает. Я понял, что это настоящая пуля. Но я не видел, откуда стреляют. Это так быстро было, как будто бы четкий снайпер стрелял. Тот мужик, который около меня, тоже упал.

А. ГУДОШНИКОВ: Ни крови, ничего. Просто они падают.

Р. ДАУДОВ: Да, я не увидел крови. Я понял, что это выстрел по звуку. Я весь в шоке в тот момент, я не знаю, что делать. Думаю, может, я сплю еще! Потому что я весь день спал. Это был последний обед дня. И меня Мовсар за руку схватил и говорит: «Беги!» Мы все трое побежали.

А. ГУДОШНИКОВ: Убегаете оттуда? Даже не знаете куда бежать?

Р. ДАУДОВ: Да, просто бежим. И всё! Мы не знаем, где Хамзат. Мы забыли про всех других, думаем только о Хамзате. Мы думали: может, его убили? Он же побежал с тем военным? Я не видел Брейвика. А Мовсар увидел Брейвика в тот момент, когда он стрелял. Когда я его не увидел. Я увидел только тех людей, которые падают.

А. ГУДОШНИКОВ: Мовсар вам рассказал об этом?

Р. ДАУДОВ: Нет, он не рассказал! Он не хочет, чтобы мы паниковали. Он более-менее не в шоке был. Мы дошли до воды. Мы думали: может, в воду прыгнем, уплывем! И 5 минут – 0 стрельбы!

А. ГУДОШНИКОВ: Тишина? Вы думаете: взяли его….

Р. ДАУДОВ: Да, что полиция пришла, взяла. Мы думаем, может, полиция была на острове. Мы думаем, что все хорошо, мы спасены, можно назад идти. Может, почти никого не убили? Одного-двух ранили и все? И тут появляется Брейвик. Я думал, что он из полиции.

А. ГУДОШНИКОВ: Потому что он в полицейской форме?

Р. ДАУДОВ: Да. И он нам говорит: «Здравствуйте! Тот человек, который стрелял, пойман, вы все свободны!» Мы около воды стояли. Он показал, куда идти. Около воды мы встретили двух друзей. Исма был очень хороший танцор. Он был молодец-парень.

А. ГУДОШНИКОВ: Сколько ему было лет?

Р. ДАУДОВ: 19. Он был очень хороший парень!

А. ГУДОШНИКОВ: Он погиб?

Р. ДАУДОВ: Да, его убил Брейвик. Исма сидел на камне, мы думали, что мы спасены, ведь видно, что это из полиции. И я в тот момент думал, что пойду. И Мовсар говорит по-чеченски: «Рустам, это он стрелял!» Я говорю: «Нет, не он!»

А. ГУДОШНИКОВ: А зачем же он вас отпустил?

Р. ДАУДОВ: Он не отпустил, он просто сказал, куда нам идти, чтобы все туда шли, чтобы всех расстрелять!

А. ГУДОШНИКОВ: Он специально сгонял людей в одно место.

Р. ДАУДОВ: Да! Он говорил, что там помощь за нами, корабль!

А. ГУДОШНИКОВ: Получается, что когда вы от него на какое-то расстояние отошли, ваш друг Мовсар говорит, что это и есть убийца!

Р. ДАУДОВ: Да! Что теперь делать? Я думаю: «Теперь все погибли, ничего не поделаешь. Все погибли». Мы недалеко от него стояли. В тот момент он выстрелил в девушку, которая пошла туда, куда он сказал. Он это сделал очень спокойно. Как будто он пришел отдыхать.

А. ГУДОШНИКОВ: Как будто это не люди, а манекены, так?

Р. ДАУДОВ: Да. Он просто берет и стреляет. Я думаю: «Черт, что теперь делать?» Мовсар и я решили, что нужно взять камни. Я больше всего был в шоке, потому что остальные ребята старше меня. Мне 16, им по 17. Я взял камень. Мовсар показал нам дорогу. Пока он стрелял в других, мы быстро сзади него смогли пробежать. Мне кажется, нам Аллах помог. Мы убежали. Я смотрю на своего друга Исму и думаю: почему он не бежит? Он все-таки друг! И Воря тоже мой друг, его тоже нет. Все исчезли, кроме Исмы. И пум! Он стреляет в моего друга.

А. ГУДОШНИКОВ: Друг рядом стоял?

Р. ДАУДОВ: Да, недалеко. Мы от Брейвика были в 3 метрах сзади него. Друг был в 3 метрах впереди него.

А. ГУДОШНИКОВ: Он не успел пробежать. Вы успели пробежать, а Исма не успел?

Р. ДАУДОВ: Исма Воре сказал, что он не может свои ноги чувствовать, он был до такой степени в шоке. Такая реакция была, когда он в него выстрелил, словно из рук вышла, все трое кинули в него камни.

А. ГУДОШНИКОВ: Это был шок? Вы даже не думали, что делаете. Вы просто взяли и бросили камни.

Р. ДАУДОВ: Да, мы думали, что если кинем камни, мы сможем ликвидировать его, он умрет или что-то случится. Но ничего не случилось. Он на нас наорал. Он сказал, что мы черные дети.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы промахнулись?

Р. ДАУДОВ: Я не знаю, я промахнулся или попал. У меня не было времени думать. Я просто кинул в него. Я знаю, что кто-то из нас троих точно попал, что пудов, потому что он крикнул сильно по-норвежски «черножопые».

А. ГУДОШНИКОВ: Есть информация, что до того как вы видали камни, Мосар или вы поговорили по телефону с отцом.

Р. ДАУДОВ: Это был Мовсар, потому что как мы пришли к воде, мы думали, что мы спасены. Мы шутили вместе. Мы думали, что все будет хорошо. Мовсару позвонил отец. Я не знаю, что он ему сказал, я не подслушивал. Я просто думал, как нам троим спастись. Я думал только о нас троих. Я не мог думать о других, потому что это мои близкие друзья. Мы должны вместе держаться. Мовсар с отцом поговорил. Отец шок с него убрал. Он сказал: «Будь мужчиной, держись сильно. Если вы убиваете, убейте по умному, не тупо, не дайте себе погибнуть». Он не хотел, чтобы мы умирали, он хотел, чтобы мы выжили.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы говорите, что вы думали о своих друзьях. А когда вы начали думать о других? Пишут, что вы спасли 23 человека.

Р. ДАУДОВ: Мы кинули камень и побежали. С нами стоял 8-летний мальчик. Мовсару он очень понравился. Кому не понравится? Ребенок все-таки, жалко. Мосвар сказал ему: «Я тебя спасу. Клянусь!» Потому что мальчик был в шоке, он не знал, что делать. Мовсар его с собой взял, когда мы побежали. Он был с нами, еще когда Исму убили, потому что он там стоял. Он как-то смог от Брейвика убежать. Мы с Мовсаром опять нашли этого маленького мальчика. Я не знаю, Брейвик, может, его отпустил. Я не могу врать.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы не знаете. Мальчик сначала пропал с поля зрения, потом вы его нашли.

Р. ДАУДОВ: Да. Когда мы его нашли, Мовсар взял его на свои плечи. Нам видно Аллах помог. Мы нашли дыру в горе. Там вода была.

А. ГУДОШНИКОВ: Как долго вы ее искали?

Р. ДАУДОВ: Я не знаю.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы были в шоке, вы не помните.

Р. ДАУДОВ: Да!

А. ГУДОШНИКОВ: Вы нашли пещеру….

Р. ДАУДОВ: Мы видим, что много людей в воде. Мы стали кричать: «Хамза!» Мы думали, может, он в воде. Он там и был. Он был весь в шоке, он, оказывается, даже Брейвика не увидел. Он видел людей, которые умирают. Когда мы были в дыре этой, мы решили, что мы спасены, что мы должны других спасать. Мовсар три раза выплыл и сказал: «Идите за мной».

А. ГУДОШНИКОВ: Вы помогали?

Р. ДАУДОВ: Нет, я в горе сидел. Мы должны были ждать. Если Мовсар будет тонуть, я должен был за ним выкинуться.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы распределились, по-военному, чтобы меньше было потерь.

Р. ДАУДОВ: Да, мы так и решили, что я и Нуради будем их успокаивать. И кто проходил, мы должны были как врачи их успокаивать. Мовсар уже в четвертый раз должен был в воду закинуться. Я вижу, что он весь холодный. Я говорю: «Если ты закинешься в воду и умрешь, я за тобой пойду, все пойдут, мы все умрем». Потому что один мальчик в 10 метрах от нас умер в воде. Если бы Мовсар туда поплыл, он бы точно умер. Очень холодно было.

А. ГУДОШНИКОВ: Какая же вода была примерно?

Р. ДАУДОВ: Я не знаю, очень холодная. Мы брали их. Они все холодные были. Мы руками по телам водили, растирали. Многие не могли дышать, им нужно было помощь оказывать, растирать все время.

А. ГУДОШНИКОВ: 23 человека там было. Вы их растирали!

Р. ДАУДОВ: Если говорить правду, я не помню, сколько их там было, потому что я был в шоке. Я не считал. Мы ходили и растирали. А Мосар в воду выпрыгивал и говорил: «Идите за мной». Мы пробовали спасти, кого сможем. Мовсар был холодный. Нам пришлось его тоже растереть. Пока мы ждали, около нас в 10 метрах умер парень. Потому что никто из нас не мог в воду закинуться и его спасти. Все были холодные и в шоке. Если бы мы закинулись в воду, мы бы точно все умерли, потому что уже хватит! Мовсар уже три раза в воду зашел. А мы туда-сюда бегали и растирали. Нам тоже тяжело. По 16 лет нам всем.

А. ГУДОШНИКОВ: Как пришло спасение? Почему Брейвик вас не нашел?

Р. ДАУДОВ: Пещера была возле воды. Надо было в воду впрыгнуть. Если бы он впрыгнул в воду, все могли бы напасть. Вода была глубокая там.

А. ГУДОШНИКОВ: Может быть, вы смогли бы ему противостоять? Поэтому он не пошел? Или он не знал, что вы там.

Р. ДАУДОВ: Ему было до фени. Он хотел все больше и больше бы убивать. Если бы он туда кинулся, это бы 15-20 минут заняло.

А. ГУДОШНИКОВ: Через какое время появилось спасение? Кто пришел?

Р. ДАУДОВ: Это время долго длилось для меня. Он начал стрелять в 5, а мы в скале были в 8. Пришли на корабле сначала один раз. Мы второе решили, что пусть эти поедут, а мы подождем, когда второй придет.

А. ГУДОШНИКОВ: Сколько было мест в этом корабле? С первого раза они взяли половину или меньше?

Р. ДАУДОВ: Это был катер. Они взяли сразу много. Они говорили, что нельзя так много. Но все были холодные. Мы остались вчетвером, но с нами осталась девушка, 12-летний мальчик. 6-7 человек.

А. ГУДОШНИКОВ: Потом за вами пришел второй катер?

Р. ДАУДОВ: Да. Он пришел в хорошее время. Мы не доверяли никому на корабле. Мы считали, что не можем никому доверять!

А. ГУДОШНИКОВ: Первый корабль подходил – было страшно? Вы думали, что там преступник?

Р. ДАУДОВ: Нет, нам повезло, когда первый кораблю подходил, потому что там были все женщины. А когда увидели второй корабль, там один мужик был. Он выглядел ни как полицейский.

А. ГУДОШНИКОВ: Как обычный мужчина.

Р. ДАУДОВ: Мы тогда друг другу по-чеченски сказали: «Ты на него так накинешься, мы так, если он что-то возьмет…» Мы не доверяли. Женщинам в первом катере мы доверяли, потому что на них была желтая форма спасателей. А этот не мог объяснить, потому что он был простым туристом, который хотел помочь детям.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы когда переехали в Норвегию?

Р. ДАУДОВ: В 2003 году. Мне было 8-9 лет.

А. ГУДОШНИКОВ: Почему это произошло?

Р. ДАУДОВ: Из-за войны в Чечне.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы видели, как убивают людей? Или первый раз это вы увидели в Норвегии?

Р. ДАУДОВ: Я видел умерших людей в Чечне, но я не видел, как их убивают. Я стараюсь не помнить это. Я не хочу это помнить.

А. ГУДОШНИКОВ: После произошедшего в Норвегии родители заговорили о переезде в другую страну? Ведь Норвегия была гарантом! Теперь уверенности нет?

Р. ДАУДОВ: Теперь уверенности нет. Мама ничего не говорит. Если так случилось, значит, это воля Аллаха, он написал, что такое должно со мной произойти. Я ничего не могу изменить. Я не могу каждую страну каждый день менять из-за того, что там что-то происходит.

А. ГУДОШНИКОВ: После того как вы дали интервью норвежским СМИ, вы не боитесь, что вас станут преследовать последователи Брейвика? Были угрозы?

Р. ДАУДОВ: Угроз не было. Если будет, я не могу ничего поменять. Я не могу свое будущее поменять. Так Аллах для меня написал, ничего не могу поменять.

А. ГУДОШНИКОВ: Как вам относятся в Норвегии теперь? Вас считают героями?

Р. ДАУДОВ: Многие считают героями, а многие считают, что это неправда. Но ведь не мы первыми рассказали эту историю. Первыми ее рассказали люди, которые услышали, что мы это делали. Мы это никому не говорили. Мы не хотели хвастаться.

А. ГУДОШНИКОВ: То есть вы не хотели сами себе создавать славу героев? Вы делали это не ради славы?

Р. ДАУДОВ: Да, я не мог думать о славе. Я был в шоке.

А. ГУДОШНИКОВ: Вы сейчас в школе?

Р. ДАУДОВ: Да, у меня каникулы. Я видел своих одноклассников. Я выхожу из дома. Одноклассники говорят, что мы молодцы, что поступили хорошо. Я говорю просто о кей и все. Я считаю, что я просто все сделал хорошо, я так должен был сделать. Я считаю, что мне бог помог. Я очень верующий, я мусульманин. Я считаю, что Аллах мне помог. Все, что делается в жизни, это по поступкам моим, он так написал.

А. ГУДОШНИКОВ: Когда вы встретились с родителями, что они сделали?

Р. ДАУДОВ: Они обняли, очень рады были, что мы живые. Они тоже не имели понятия, что мы сделали. Мы им не рассказали. Хотели потом.

А. ГУДОШНИКОВ: 23 человека вы спасли. Хоть один человек попытался вас найти?

Р. ДАУДОВ: Мовсар мне рассказал, что 8-летний мальчик нашел и отблагодарил. А из людей я уже ни одного не помню. Мне без разницы, отблагодарят ли меня. Если хотят сказать «спасибо», пусть говорят. Я не буду никого заставлять.

А. ГУДОШНИКОВ: Сейчас как часто вы это вспоминаете? Вам мнятся эти ужасы?

Р. ДАУДОВ: Снятся, когда слышишь ракеты, что ты подпрыгиваешь, думаешь, что что-то случится, но понимаешь, что надо жить дальше.

А. ГУДОШНИКОВ: Спасибо! Не дай Бог еще кому-то такое пережить! Спасибо, что спасли этих людей! Спасибо ото всех людей!

Р. ДАУДОВ: Я читал в первый день, когда вышла эта статья, я читал ее по-русски. Я читал комментарии для интереса. Они меня удивили! Многие люди пишут, что это неправда.

А. ГУДОШНИКОВ: Люди не верят! Это есть! 50 на 50 бьются. Одни не верят, другие говорят, что верят, что эти парни – герои!

Р. ДАУДОВ: Это тупо нам не верить, потому что не мы эту историю рассказали. К нам пришли люди, которые это услышали! Мы сказали, что это мы. Мы не видели в этом геройства.

А. ГУДОШНИКОВ: Когда вы видите критику и недоверие, какие чувства возникают? Откуда такое недоверие?

Р. ДАУДОВ: Я не знаю, мне просто смешно немножко. Может, многие люди не верят. Может, и я бы не верил. Не каждый поверит, что два мальчика такое сделали.

А. ГУДОШНИКОВ: Могли бы не комментировать?

Р. ДАУДОВ: Да!

А. ГУДОШНИКОВ: Спасибо еще раз!

Tags: Брейвик, вот как надо, герои, чеченцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment