pamela_7 (pamela_7) wrote,
pamela_7
pamela_7

Смешное про британских старушек, летающую скотину и красную лопату. (талантливо у нового френда)

оригинальный пост


via
estranic:

Снова был сегодня в магазине - спешу поделиться столь увлекательной новостью.

Великобритания - страна классового общества, хотя в лицо вам это, конечно, никто не скажет. Ваша принадлежность к определённому классу выражается, среди всего прочего, в том, в каком районе и доме вы живёте, кем работаете и, само собой, в каких магазинах вы закупаетесь. Я, будучи, в местном понимании, деклассированным элементом, предпочитаю шопиться в демократичном Sainsbury's - оплоте пролетариев и представителей среднего класса с достатком поскромнее. Не то чтобы таково моё сознательное предпочтение: просто именно этот гастроном - ближайший к отелю, в котором я обычно останавливаюсь при поездках в Лондон. Но именно этот (пусть неосознанный) выбор обычно определяет тип персонажей, которых я вынужден наблюдать во время своих магазинных эскапад.
Так вот, дефилирую сегодня в этот самый магаз, никого не трогаю. Из-за угла супермаркета выруливает серьёзный сэр в костюме и пальто. В руке у него поводок. Такой, в виде самособирающейся катушки. Сэр целеустремлённо шагает в магазин, а поводок по-прежнему ведёт за угол. Судя по очевидному усилию, с каким сэр буксирует поводок, а также по высоте, на которой поводок уходит за угол, на другом его конце (поводка, не сэра) должно быть что-то весьма крупное и лохматое. Вероятно, кавказская овчарка. Или добрая чёрная собака-водолаз с малиновым высунутым языком. Или небольшой шотландский пони в вышитой попоне с бубенцами. С этими мыслями я перехожу дорогу перед супермаркетом – а поводок тем временем всё удлиняется и всё так же ведёт за угол. И вот наконец, когда длина поводка уже выходит за пределы моего здравого смысла метров так на пять, из-за угла показывается весьма компактный собачий зад. Висящий на высоте так сантиметров сорока от земли. И застревает об угол.

Господа собачники, что вы делаете, когда спешите, а ваша собака вдруг решает остановиться и внимательно что-нибудь изучить? Вот и сэр, не сбавляя ходу, привычным движением дёргает за поводок – и из-за поворота наконец появляется и передняя половина французского бульдога, который продолжает парить в воздухе как воздушный шар на верёвочке. Вслед за передней половиной французского бульдога появляется хозяйственная сумка, в которую собакин вцепился мёртвой хваткой. А вслед за сумкой, с очередным лёгким застреванием об угол, появляется английская бабушка в целлофановой косынке, крепко держащаяся за сумку с другой стороны. Пока я судорожно нашариваю в карманах телефон, чтобы заснять это чудесное видение, летающая собака, молча висящая между своими спутниками на поводке и сумке, скрывается за дверями магазина. Я, похлопывая челюстью, иду следом.


У каждого британского супермаркета на входе – секция фруктов и прочей зелени. Сегодня, видимо, в честь моего прихода, секцию перегородили поперёк бабушкой с Самой Большой Тележкой в магазине. Причём где-то я эту бабушку уже видел: продуктовая сумка, аккуратная стрижечка-завивка, целлофановая косынка… Впрочем, моё дежавю вполне объяснимо: все британские бабушки при выборе причёски и одежды традиционно руководствуются фотографиями Её Величества Елизаветы Второй, которые столь охотно тиражирует местная пресса. Не однажды, просматривая местную светскую хронику, я ловил себя на мысли, что, решись королева на старости лет сделать себе «ирокез», - и в одночасье местные пенсионеры поголовно станут выглядеть куда более угрожающе. К счастью, Елизавета Вторая к 80+ годам сохранила не только хороший вкус (и я действительно так считаю), но и здравый рассудок. Поэтому парикмахеры здесь стригут пожилых клиенток, ориентируясь не столько на зеркало, сколько на неувядающий профиль на однофунтовой монете, а производители пластиковых косынок могут не заморачиваться с новыми фасонами: всё равно все стрижко-укладки а-ля Её Величество навсегда пребудут неизменного размера и формы.

Я уже столько раз упомянул целлофановую косынку, что почти что должен на ней жениться. Для тех, кто незнаком с британскими реалиями: такая косынка - классический предмет местной бабушкинской одежды. Этот головной убор из прозрачной пластиковой плёнки заранее скроен так, чтобы наилучшим образом закрывать от дождя «елизаветинскую причёску». Получается эдакая непромокаемая бейсболка для модных бабушек.

Знаете, есть такие люди, которые каждого продукта берут понемногу, желательно по одной штуке: один помидор, один перец, одно яблоко? «Последний обед приговорённого» - так я называю эти продуктовые наборы. Вот и в недрах бабушкиной тележки уже лежит одинокая картофелина, мизантропическая морковка и шампиньончик-индивидуалист. Сама же бабушка меланхолично отрывает с прилавка виноградины – одну за одной – и неторопливо укладывает в маленький мешочек. Коллекционирует кулинарные миниатюры, не иначе.

В дальнем конце мясного отдела необъятная мадам пролетарского вида силится выбрать жареную курицу из длинного ряда идентичных куриц. В кильватере у мадам на специальных поводках привязаны двое щекастых отпрысков. Третий поводок пустует: мне навстречу с громким рёвом бежит трёхлетний будущий водопроводчик. Или водитель. Не важно, потому что на данный момент он больше всего напоминает приближающийся технический состав, занятый на уборке снега с путей: рёв растёт и надвигается, в разные стороны при движении летят сопли и схваченные с полок на пути продукты… Я поспешно отхожу в сторону, чтобы не быть погребённым под сопле-продуктовым потоком.

С другой стороны отдела по проходу идёт женщина, по виду – няня, с коляской. В коляске –парнила лет двух. Нянька - в джинсах и прочей соответствующей месту одёжке. Зато в пассажире коляски сразу чувствуется голубая кровь: причёсан и одет в отглаженные штаны и рубашку. Смотрит по сторонам со спокойным любопытством. В одной руке – местный аналог бублика, в другой – большая красная пластмассовая лопата. Стоит ему неторопливо указать бубликом на интересующий предмет – и няня сразу принимается объяснять его название и назначение. Одним словом – серьёзный человек, случайно попавший в несоответствующий его классовому статусу магазин для нянек. В эту-то идиллию и врывается орущий и разбрасывающий сопли пацан, с разбегу вцепляется в бублик пассажира коляски и, мгновенно замолкнув, начинает вдохновенно тянуть продукт на себя.

На удивление, нянька не спешит вмешиваться. Не волнуется и отглаженный карапуз: смотрит с всё тем же любопытством, но держит крепко – и коляска потихоньку начинает катиться за налётчиком. Противостояние длится секунд пять, после чего коляска упирается в стенд и стороны застревают в паритете. Наконец пацан из коляски, словно осознавая, что дальнейшее развитие ситуации зависит от него, оборачивается и смотрит на няньку. Та молча пожимает плечами. Пацан так же молча вздыхает, поворачивается назад и, не меняя выражения лица, отработанным движением опускает красную лопату на голову захватчика бубликов. И технический состав, разбрасывая сопли, с рёвом устремляется дальше по проходу. Освобождённый бублик, тем временем, уже снова указывает на некий интересный продукт. Я задумчиво цепляю креветок и бреду к кассам.

На выходе, возле кассы самообслуживания, снова обхожу знакомую бабушку. Картофелина, морковка и одинокий гриб уже взвешены и разложены в отдельные мешочки. А на весах перед бабушкой покоится - как памятник на свежей могиле моего рассудка - пакет с пятью килограммами виноградин, наковырянных поштучно.
Tags: британская старушка, королева Елизавета, красная лопата
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments