pamela_7 (pamela_7) wrote,
pamela_7
pamela_7

Categories:

Рассказ Асламбека Шерипова

Историко-культурный журнал "PROMETHEUS" №3
Катигория: Журнал Прометей | автор: mairbek | 14 октября 2009
Взято отсюда

Как ни странно, но почти все, что нам известно о "красном командире", Асламбеке Шерипове - это несколько традиционных фраз о том, что этот юноша - возглавил борьбу за установление советской власти в Чечне. Что на самом деле почти не соответствует действительности. Первое упоминание о Асламбеке Шерипове в советской исторической науке было критическим - "стоял на позициях буржуазного национализма". Достоверно известно, что почти все его "революционные выступления" и сам образ "пламенного борца за революцию"- поздняя подделка. В одном из следующих номеров Prometheus мы обязательно напишем об этом подробнее, но пока, в качестве доказательства того факта, что в начале 20-х годов, А.Шерипов не воспринимался как "большевик", мы приводим его ранний рассказ, который единственный раз был опубликован в эмигрантской прессе (журнал "…") Ибрагимом Чуликом (активно боровшимся против установления советской власти в Чечне). Особенно интересным является комментарий Чулика об авторе.


фото: Асланбек ШЕРИПОВ
АБРЕК ГЕХА

Из чеченских народных сказаний



Отважен был Абрек Геха. Много смелых подвигов совершил храбрый сердцем Геха. И долю абрека - долю лютого зверя и героя - Геха нес без ропота, нес с радостью, так как она была полна опасности, требовала жертв, сил и борьбы…

Но и закаленное сердце Гехи жаждало человеческой ласки. И в поры тоски искал Геха товарища-друга, кто бы облегчил ему минуты страданий и черных дум: их так много у абрека! Звал, искал - и не находил.

И пришел в отчаянье, не боявшийся смерти, не знавший страха Геха. Проклял он своих бывших соратников, проклял тех, кто травил его как зверя, не видя его тоски по человеку…

И к зверям обратилось сердце Геха. И на тоскующий, полный отчаянья зов Гехи явился свирепый отважный Волк.

Волк понял человека.

Лев и орел - сильней всех хищных зверей и птиц и потому храбры и отважны; волк же слабее многих зверей и все же бросается в бой без колебания. И волк всегда остается победителем: или сразит врага - или погибнет в неравной борьбе.

С товарищем Волком отвел душу Геха… Так как и тот и другой имели одинаково отважное сердце…

Однажды, голодный и усталый, заехал Геха в людские жилища. Бакалей принял неведомого гостя - и гость не назвал себя, не верил Геха людям, готовым всегда продать предать. Но люди хитры… Подлый душой, трусливо озираясь, помчался с доносом безродный Иса...

Геха! Геха! Берегись Геха! Подлый Иса собирает над тобой кроваво-грозные тучи. И брызнут на тебя эти тучи дождем огня и свинца.

Но ничего не чувствует Геха. Усталый спит на священном ложе гостя.

И тучи густые, зловещие окутали саклю Бакалея. Недобрый гул проник в саклю - и взметнулся Геха, как затравленный волк. Радостно-тревожно забилось его бурно-пламенное сердце...

Испуганный Бакалей заметался по сакле в тоске и тревоге за судьбу гостя - святыню его крова, и в плаче стонала его молодая жена.

И слышит Геха торжествующий голос врагов:

- Сдавайся без крови, Геха!

И отвечает им Геха?

- Не радуйтесь! Не сокола вороны окружили, а сокол бьется в кругу клюющих падаль воронов. И пусть лучше мать моя прольет горючие с кровью смешанные слезы, чем сокол склонит свою голову перед вороньей стаей.

И от этих слов страх проникает в гнилые от падали сердца…

А предчувствии крови, с мольбой приходят к Гехе седые, согбенные старцы, и просят его пощадить народ - отдаться в руки черных воронов.

И слова их - горючие и острые - стрелой пронизывают железное сердце Гехи.

И под конец не выдерживает сердце отважного Волка и смелого Сокола.

- Убейте меня, вы, святые отцы, убей меня ты, Бакалей, я прощаю вам свою кровь. Но отдаться, сдаться не в силах я: "мною клятва дана и сердце не велит".

И не поднялись на Геху руки старцев святых - и, понурив седые головы молча удаляются они.

Бросается жена Бакалея к абреку Гехе.

- Геха, ты явился в гаш дом гостем, ты ел наш хлеб, ты спал под нашим кровом. Геха, ты силен и храбр душой… И я, накормившая тебя, голодного и усталого, охранявшая твой покой, умоляю тебя - не позорь себя, свое славное имя: умри красиво!.. Геха, Геха, если в тебе не хватает мужества, если ты дрогнешь перед лицом смерти - я прокляну тебя. И если ты, смелый, обманул мою душу, то как трусливая женщина, ты накройся моей шалью и исчезни бесследно.

Бросает жена Бакалея к ногам свою шаль и исчезает из сакли…

И излил Геха в последней страстной молитве Аллаху, весь пыл души и приготовился к последней абреческой игре - к невеселой игре со смертью.

И игра началась, веселая, радостная, последняя игра абрека…

Ободренный женщиной, которая удесятерила его силы, Геха с бесграничного отвагой поражает врагов… Напрасно разъяряются черные вороны… Геха купается в густом темном море огня и свинца. Смерть кажется Гехе огненным свинцовым крылом вражеских пуль. Геха радуется ее прикосновению и, потешив вдоволь сердце борьбой и кровью трусливых врагов, сам кидается в объятия смерти…

И абрек Геха погиб красивой смертью, погиб победителем. Ведь победитель не тот, кто сражает врага, а тот, кто в жертву борьбе, на вечную смерть без раздумья бросает душу и тело свое...



Асламбек Шерипов



*) От редакции. Асламбек Шерипов, талантливый юноша - чеченец, 20-и лет, безвременно погибший во время гражданской войны на С.Кавказе

из журнала "Кавказский горец", №1, Прага1924 года
Tags: Асланбек Шерипов, Ибрагим Чуликов, чеченец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment